Онко портал » Поздний рак. Всегда ли виноват пациент? best fish scale

Поздний рак. Всегда ли виноват пациент?

31.08.2020

Всем известно, онкологические болезни при более раннем начале лечения лечатся более эффективно. Поздняя онкологическая болезнь – и результат лечения встречается реже, и лечить сложнее. А иногда – вообще невозможно. Но всегда ли виноват пациент в том, что его болезнь обнаружена на поздней стадии. Об этом рассуждает врач онколог Андрей Гардашников.

Часто я вижу очень хорошее намерение: призывать людей проверять свое здоровье. Посыл абсолютно правильный. Но правильный ли инструмент – упрощать и обвинять во всем пациента?
К чему приводит лозунг – “Те, кто имеет поздний рак – сами виноваты в этом!”? Имеет ли стопроцентную реальность лозунг “Проходи профосмотры – и спаси свою жизнь!”?
Когда человек, уже имеющий диагноз, наталкивается на такие публикации – лозунги, он понимает это, как обвинение себя. Ему и так многие в обществе пытаются втолковать, что он виновен за то, что заболел. Занимательная психология. Это как заставлять жертву изнасилования чувствовать вину за эту трагедию жизни. Это – крайне нетактичное, по моему мнению, поведение по отношению к жертвам преступлений или жертвам болезни.

Даже если вина человека, который уже заболел, действительно существует – я не считаю этичным и тактичным добивать его. Но нередко бывают случаи, когда и вины никакой нет, но вот такие “сообщения” – “ТЫ САМ во всем виноват” человек получает слишком часто от общества. Недопустимо часто.

А что же происходит в реальной жизни?

Ранняя диагностика онкологических заболеваний – очень важна.
Она дает гораздо больше шансов на результат лечения. И часто лечение болезней на ранних стадиях является более простым и более дешевым.

Ранняя диагностика онкологических заболеваний – не всегда возможна.
Даже в мире пересматривают результативность поголовного обследования здорового населения. А флюорографию легких для ранней диагностики рака легких, если я не ошибаюсь, нигде уже не используют (ну, кроме отсталых стран, в которых, к сожалению, приходится относить и нашу страну).
Если человек обратится к семейному врачу с просьбой провести ему профилактический осмотр при отсутствии жалоб – какой процент семейных врачей не удивится такой просьбе? Какой процент лечебных учреждений готов обеспечить действительно качественный профилактический осмотр, чтобы риск узнать через два месяца об онкологической болезни был сведен к минимуму? Лично я – вовсе не оптимист, когда сам себе отвечаю на эти вопросы.

Чем авторы агитационных онко-материалов могут ответить тем людям, которые обратились вовремя, просили их обследовать, а через небольшой промежуток времени таки узнали о “позднем раке”? Кто готов честно и ответственно поговорить с таким человеком?
Мы должны трезво понимать, что причина того, что мы пропустили ранние стадии болезни это иногда – ошибка пациента, иногда – ошибка врача. А еще не так уж редки случаи, когда даже современное состояние медицины, даже в очень обеспеченных и развитых странах, не дает возможности выявить болезнь на ранней стадии (при очень высокой ответственности пациента и профессионализме врача). Когда болезнь протекает настолько скрытно, что ее выявление на ранних стадиях почти невыполнимо в настоящее время.

Ранняя диагностика – не является гарантией бессмертия.
К сожалению, бывают случаи, когда лечение пациента с ранним раком не приносит успеха, болезнь прогрессирует, пациент умирает, и достаточно быстро. Слава Богу, такие случаи – это исключения из правил. Но такие случаи встречаются. И о таких случаях знают не только онкологи. Их не скроешь от общества. Поэтому о них надо помнить и о них надо честно говорить. Честность – демонстрация уважения.

Лечение метастатического рака также бывает успешным.
Так, еще и еще раз – статистически чем больше цифра стадии, тем меньше частота эффективного лечения, тем меньше показатели общей выживаемости, медианы выживаемости и других статистических показателей. Но сугубо индивидуально, есть люди с метастатическим раком, которые годами лечатся. И даже есть такие, которые лечатся десятки лет. Это не так часто встречается. Но бывает.

С вопросом “Кто виноват”, надеюсь, разобрались.
Теперь – к вопросу “Что делать?”

Должна появиться заинтересованность государства.
Должен быть разработан эффективный протокол ранней диагностики,который должен базироваться на достижениях мировой медицины. Убрать те методы обследования, которые не дают результатов, которые проводятся только в целях обследования. Не должно “обследование ради обследования”. С другой стороны, в протоколе должны быть перечислены методы.

Должна быть готовность украинской медицины воплотить в жизнь этот протокол.
Качественно воплотить в жизнь. Чтобы приход человека без жалоб на обследование не вызывал удивления. Чтобы был четкий и качественный алгоритм такого обследования. А также наладить качественную базу данных для семейного врача по его населению. Создать простой механизм оповещения и напоминания людям, что пришло время им проверить свое здоровье.

Должна быть качественная информационная компания.
Куда обращаться? Механизм обследования? Сколько это стоит?
На все эти вопросы у человека должны быть четкие и понятные ответы.

И обязательным должно быть честность при разговоре с людьми.
И уважение к людям при таком разговоре. Какие реальные результаты ранней диагностики? Запретить примитивные лозунги, гарантирующие бессмертие при проведении флюорографии (или прочий бред, просто флюорография для меня – замечательный иллюстративный пример спекуляций и отсутствия эффекта).

Теоретически, в дальнейшем может внедряться модель заинтересованости людей в прохождении профосмотров. Но сначала эти профосмотры должны стать качественными, научно обоснованными, доступными и эффективными.
Все это – только мои размышления.
Будет хорошо, если вся эта агитационная машина, которая придумывает лозунги, также присоединится к размышлениям на эту тему, к анализу, как сделать профилактические обследования действительно ефективнимы.

(Відвідувачів всього: 19, сьогодні: 1)
error

Все статьи раздела: "Новое про рак молочной железы, Публикации"